Все имена изменены по просьбе участников материала.


Алина, 28 лет, управляющая интернет-магазином


«Когда мне было 25, я устроилась в крупную государственную организацию. Мужчины у нас были в основном в почтенном возрасте и на руководящих должностях. Правила в организации очень строгие, опоздание на минуту — объяснительная. Там в основном старая формация работает. Начальнице нашей тогда было около 40, сердобольная, но запуганная системой женщина. Это случилось на новогоднем корпоративе, неожиданно по рассадке оказалось, что почти весь молодой коллектив сидит рядом с большим начальством. Когда официальная часть закончилась, я собралась уехать — общество конкретно тех коллег мне было малоприятно, — и тогда меня начальница отводит в сторону и говорит: "Останься, вон Иван Иванович просил, чтобы вы с Лидой не уходили". Я просто опешила. В смысле просил, зачем просил. 


Начались танцы, выпивка — всё как на обычной гулянке. С высоким начальством ссориться никому из нас не хотелось, но сидеть под сальными взглядами толстопузов не хотелось ещё больше. Начались танцы, и всё вроде как невинно: тебя приглашают на танец, но ты чувствуешь себя телёнком, которого ведут на скотобойню. Я не выдержала и ушла, а у подруги с этим начальником вышел конфликт, когда она отказалась поехать с ними продолжать в бар. Он хватал её за руки, говоря: "Что думаешь, я тебя просто так взял, зачем тогда я вас целый кабинет дур держу". 


После этого мы очень быстро уволились обе — буквально в неделю, хотя рассчитывать было не на что. И решили перестать быть такими дурами. Теперь я понимаю, какую управу можно было найти на него. Он, кстати, до сих пор начальник, и у него опять отдел маркетинга сплошь молодые выпускницы вузов».


Ирина, 32 года, менеджер по персоналу, сейчас домохозяйка


 Фото KatarzynaBialasiewicz (Essentials/iStock)
Фото KatarzynaBialasiewicz (Essentials/iStock)

«Интересно, что считать домогательством, — когда прям за ляжку хвать?! Вот для меня домогательство — когда ко мне слишком близко к лицу наклоняется незнакомый мужчина. Или вот объятия при встрече, поцелуи в щеку на работе — это вообще нечто. В творческом коллективе бывают такие прихлопнутые личности. И вот что интересно — я-то всегда могла довольно жёстко постоять за себя, но большинство девушек в нашем офисе просто стеснялось сказать, что им противно дыхание этого человека на их щеке. Они боялись, что их посчитают злыми и невоспитанными, и поэтому очень скромно, как будто милостыню просят, отстраняли этого человека от себя. Но им было очень неприятно, и они смаковали подробно это в разговорах между собой.


А ещё очень часто девушки домогаются до парней — и это ужасно. Особенно когда на праздниках присутствует алкоголь. Подсядет так тихонько к коллеге и положит голову на плечо. А мужчинам неудобно резко сказать — посчитают их импотентами и девушку обидят. 


Но, девушки, неужели вы думаете, что только из-за вежливости полов парню приятна заранее ваша голова на плече? Это так же мерзко, как голова чужого неприятного мужика на вашем плече. Вы только представьте сальные волосы, запах немытого тела. Меня аж передергивает всю. А вообще, конечно, проблема в воспитании девушек тихонями, которые не могут отстоять своё тело. Редко мужчина на них прямо голый запрыгивает из-за угла, начинается всё с мелочей, которые они сами ему спускают».


Марина, 31 год, швея


«Я работала в модном открытом офисе и меня чуть не изнасиловал наш программист. Он был больной. Неадекватно себя оценивал, думал, что он суперсекси и его все хотят, а я была скромным и молодым помощником дизайнера. Как-то мы остались в офисе втроём — я, он и уборщица. И он пригласил меня выпить чаю, чтобы отвлечься. Когда я согласилась, мы пошли в подсобку, он мне там начал задавать личные вопросы. Я попыталась отшутиться, чтобы не обидеть человека, но, увидев нездоровый блеск в глазах, хотела выйти. 


 Фото www.pixabay.com
Фото www.pixabay.com

Он закрыл за собой дверь и начал меня целовать. Я начала орать как ненормальная, у меня потемнело в глазах и онемели ноги. Я вылила ему в лицо чашку чая, убежала из офиса вся в слезах, без куртки. Самое интересное, что на следующий день начальник мне не поверил. Сказал, чтобы свои шашни мы решали без него. Я сказала, что может подтвердить уборщица, которая слышала мои крики. Потом написала заявление на увольнение и пожаловалась дяде. Он избил этого Максима сильно тогда. 


До сих пор не могу находиться с чужими мужчинами в замкнутом пространстве, работаю дома после этого. Хотя многие говорят: какая ты нежная, он же ничего не успел».


Комментарий психолога Анны Бабич: 


«Многие люди крайне слабо осознают, что такое личные границы другого человека, физические и психологические. Что такое уважение к другому человеку, в чём оно проявляется. Что допустимо, а что нет. Когда мужчина не видит в домогательстве "ничего особенного" — это означает, что он игнорирует границы другого человека, для него насилие в самом широком смысле — норма. Когда женщина считает, что домогательство — "ничего особенного", она не осознаёт, не уважает и не защищает свои личные границы. И для неё тоже, к сожалению, насилие — норма.


В первую очередь женщине необходимо проанализировать своё поведение. Объективным взглядом посмотреть — есть ли какой-либо стимул с моей стороны, на который я получаю неприятную мне реакцию со стороны мужчины. Обычно женщины возмущаются на этот вопрос: "Вы мне хотите сказать, что это Я виновата?".


Нет, про вину здесь речь не идёт. Речь идёт про ответственность. И необходимо понять — посылаю ли я сигналы, которые "считывает" мужчина. Часто сама женщина эти сигналы, провокации не осознаёт: я веду себя как обычно, я не понимаю, с чем связаны эти действия со стороны мужчины.


Если со стороны женщины действительно нет провокаций на флирт и домогательство, то здесь задача — чётко обозначать личные границы. То есть что по отношению ко мне можно и чего по отношению ко мне нельзя.


Это сначала необходимо осознать самой и чётко себе проговорить. Часто нам что-то не нравится во взаимодействии с другим, но это настолько смутно и неясно, что до поверхности не доходит и так и остаётся смутными неприятными ощущениями, с которыми мы ничего не делаем.


После того как женщина сама с собой определила, что заигрывания и объятия вызывают у неё дискомфорт, важно спокойно и твёрдо сказать об этом вслух: "Я чувствую дискомфорт и неловкость в данный момент. Я буду благодарна за сохранение профессиональной дистанции между нами"».


Читайте также:


«Взяли с поличным»

Сибирячки, которые внезапно узнали об изменах мужей: об унизительных слежках и голодовках ради любви.


Подписывайтесь на наш Twitter и читайте главные новости Новосибирска всего в 280 символах (на самом деле мы укладываемся в 140).