Ольга, 25 лет, не работает


Белые вороны


«Кому-то нравится, какая я, а кто-то откровенно пялится, шарахается. Нередки случаи, когда люди напрямую спрашивают: "А почему ты такая бледная? Это свой цвет волос? Ты что, совсем не загораешь?" С появлением моды на необычную внешность появилось много лестных отзывов, комплиментов, некой зависти. Но в основном это всё в интернете. В реальности же по-прежнему люди удивляются. В детстве, бывало, дразнили, но не сильно. Сейчас я уже свыклась со своей необычной внешностью. В какой-то мере мне это даже нравится — быть не такой, как все. Раньше же были комплексы, неуверенность в себе.


Белые вороны


Солнце для меня не опасно, достаточно просто приобрести в любом магазине качественный солнцезащитный крем. В одежде я избегаю ярких, неоновых цветов, так как на их фоне выгляжу нездорово бледной. Я люблю черный цвет, серый, серебро, оттенки холодного красного, пастельные тона, но это, скорее, связано с моим личным предпочтением, нежели с моей внешностью. Девушки, в основном, очень интересуются волосами. Трогают их с разрешения и без спроса. Также многие считают, что мне больше идёт ходить с макияжем».


Филипп, 18 лет, фотограф, модель


Белые вороны


«На меня всегда реагируют по-разному. Кто-то по-доброму улыбается, кто-то смеётся, кто-то просто удивлён. Бывают странные случаи с людьми. Кто-то совершенно незнакомый может просто подойти и сказать, например, в магазине: "У вас обязательно должны быть такие же светлые и прекрасные дети, 3-4 ребёнка. И это приказ". 


Бывает меня спрашивают, не альбинос ли я, но это не так. Я не альбинос. Светлые волосы, брови, глаза — может, поэтому так думают. А с глазом — это травма детства. Когда был маленький, другие дети меня дразнили, обзывали: "Одноглазик, циклоп". Но это даже не обидно. Бывает и сейчас: можешь идти и в спину что-то услышать.


Белые вороны


Себя я воспринимаю весьма интересно. Уверен, что вообще никому и никогда не надо становиться как кто-либо другой. Солнце для меня не опасно, но загар, к сожалению, не прилипает. По поводу одежды я в последнее время не задумываюсь. Одеваюсь по настроению. Я не скажу, что женщины/ девушки реагируют на меня как-то восторженно, нет. Просто есть люди (и мужчины, и женщины), с которыми у нас взаимная симпатия, или кому-то нравится то, что я делаю». 


Анастасия, 26 лет, SMMщик (фриланс)


Белые вороны


«Я никогда не сталкивалась с бурной реакцией на мою внешность. Обычно через пару дней общения люди интересуются, натуральный ли у меня цвет волос или нет. Когда узнают, что свой, то удивляются, спрашивают, как это возможно, говорят, тебе повезло. Мой молодой человек до сих пор удивляется. (Смеется.) Женщин же больше удивляет то, что не надо портить волосы краской и постоянно беспокоиться, что отрастут корни, но это точно не чёрная зависть. Бывало в детстве меня дразнили, одноклассник называл Белухой (гора на Алтае — А.З.), а ещё есть кит такой — белуха. Но я не особо обижалась. Что гора, что кит — достойные сравнения.


Белые вороны


В подростковом возрасте я хотела стать брюнеткой, даже предприняла попытку однажды покраситься, но в этот же день обесцветилась обратно, потому что тёмный цвет волос очень старит. Мне хотелось стать ярче, казалось, что светлого человека замечают меньше. И блондинку не воспринимают серьёзно, предрассудки берут своё — это было ещё одной причиной, почему хотелось стать брюнеткой.


Если лежать час под полуденным солнцем — сгораю, становлюсь как розовый поросёнок. Я приучила кожу к солнцу, но в "правильные" часы. То, что я могу загорать, тоже удивляет людей. Стиль в одежде зависит не только от цветотипа человека. Лично мне очень идут холодные оттенки».


 Алексей, 29 лет, занимается ремонтом квартир 


Белые вороны


«Мне кажется, что реакция вполне обычная или я просто уже не замечаю. Жена говорит, что часто прохожие засматриваются. Такие светлые волосы, брови, ресницы у меня от отца. И у его отца так же было, племянник у меня такой же. Все мы одинаково светлокожие и светловолосые. 


Белые вороны


В какой-то степени я воспринимаю себя как особенного, но я не альбинос. Становиться таким как все мне совершенно не хочется. Солнце для меня не опасно, только я быстро сгораю, постоянно пользуюсь защитными кремами, специальную одежду не выбираю, ношу что нравится. Реакция людей со стороны вполне адекватная». 


Анастасия, 18 лет, студентка


Белые вороны


«Реакция на мою внешность всегда разная. Кого-то привлекает, а кто-то просто не может поверить своим глазам и интересуется, натуральные ли это волосы, ресницы, брови, или я что-то сделала с собой. Прохожие на улице часто оборачиваются и иногда могут сказать что-то нелестное о моей внешности. В детстве не часто, но дразнили. Обзывали косоглазой из-за того, что я щурилась. Когда перешла в новую школу, меня какое-то время называли радиацией или слепошарой. Прозвищ было много и они были достаточно обидные, но честно говоря я уже и не вспомню больше.


Я воспринимаю себя как обычного человека, но иногда возникает желание стать как все. Иногда моей внешности уделяют слишком много внимания и это немного напрягает. Солнце опасно для меня. Я не могу выйти на улицу без солнцезащитного крема. Зимой потребность в креме отпадает, но я все равно им не пренебрегаю даже в холодное время года. 


Белые вороны


Я бы не сказала, что мой внешний вид как-то отражается на стиле в одежде. Я ношу то, что мне по душе. Обычно предпочитаю тёмные спокойные цвета в одежде. Я много раз сталкивалась с тем, что девушкам сложно поверить в натуральность моих волос. Как правило, они очень удивляются, а у некоторых возникает желание потрогать мои волосы, рассмотреть глаза, ресницы, брови или сравнить цвет их кожи с моим. Меня достаточно часто спрашивали, были ли у меня в роду альбиносы, или, возможно, кто-то из моих родителей является альбиносом. На самом деле мои родители абсолютно обычные, а из известных мне родственников альбиносов не знаю».