Алина П. из благополучной семьи. У нее было счастливое детство, потом престижный вуз, беззаботная студенческая жизнь. После института она начала работать в крупной косметической компании — ее увлекали новые средства, диковинные компоненты — работа быстро стала любимым местом.


Кроме того, девушка очень хороша собой — высокая статная брюнетка привлекает к себе много мужского внимания. В жизни Алины было все — безбашенные вечеринки, любимая работа, романы с разными мужчинами, отпуска за границей в компании подруг, — мысль о создании семьи не посещала нашу героиню от слова «совсем».


«Где-то до 24 лет я думала, что не люблю детей, и даже немного переживала по этому поводу.


Но после рождения первенца у близкой подруги поняла: материнский инстинкт все же есть — но спрятан где-то глубоко внутри», — смеется Алина.


Вместе с этим открытием в голову закрались и первые переживания. Подруг как подменяли, когда они выходили из роддома с конвертом в руках.


 Фото GeorgeRudy (Essentials/iStock)
Фото GeorgeRudy (Essentials/iStock)

«Я не понимала, как адекватный человек за год может поменяться до неузнаваемости — из интересной и жизнерадостной особы все как одна превращались в фурий, во главе угла жизни которых стояли коляски с заветным комочком», — это было похоже на массовое помешательство, сокрушается Алина. Постепенно общение с родившими подругами сходило на нет.


Разговоры о бизнесе, путешествиях, грядущих планах и просто актуальных событиях юных мамочек как будто не интересовали — их мир резко сузился до зарплаты супруга, новой квартиры с большой детской и борьбы с растяжками. Алина в этот момент ушла из компании мечты и открыла первую небольшую розничную точку по продаже редкой в Новосибирске косметики.


Четыре года спустя Алина встретила Пашу. 30-летний холостяк запойно играл в хоккей и был учредителем небольшой строительной фирмы. Он приметил ухоженную и интересную девушку, спустя год бурного романа Павел сделал ей предложение.


 «Я была влюблена и четко понимала — это мой мужчина, он мне подходит по всем параметрам, я хочу создать с ним семью», — горячо утверждает героиня.


«С Пашей жили душа в душу, ценили время и увлечения друг друга. Я не за то, чтобы каждый вечер вместе сидеть на кухне — прилепившись друг к другу намертво».


В их семье было заведено — вне зависимости от работы и прочих обстоятельств проводить вместе один выходной и два будних вечера в неделю — ходить в театры, рестораны, ездить на природу только вдвоем. Алина до сих пор считает эту модель семьи идеальной.


«Мы не успеваем друг другу надоесть, у нас у каждого своя интересная жизнь — чувства не тупятся о быт и скуку».


Счастливые отношения немного омрачало непонимание со стороны окружающих: «Как вы можете ездить в отпуск отдельно, ведь изменит же тебе», «На встречи все время одна ходишь — все не очень у вас с Пашей, да?» — такими вопросами заваливали Алину давно семейные друзья и подруги.


«В какой-то момент я перестала реагировать на подобного рода выпады и была четко уверена в нашей удачной модели семьи» — логичным итогом полутора лет семейной жизни стала первая беременность.


«Мы не планировали ребенка, но знали, что если так случится, то будем рады. Я начинала новый проект — Паша приехал из командировки, мы уехали в короткий отпуск, а вернулись, как позже выяснилось, уже втроем».


Первые четыре месяца Алина активно делала вид, что ничего не происходит, — коллеги и партнеры не подозревали о положении, муж был внимателен — но, привыкнув к самостоятельности жены, не стал курицей-наседкой.


 Фото g-stockstudio (Essentials/iStock)
Фото g-stockstudio (Essentials/iStock)

«Как будто ничего не изменилось, но внутри меня кипели вопросы — а как же мои проекты, мои счастливые семейные отношения, поездки, форумы, конференции, посиделки с подружками, субботний утренний сон и спонтанное течение жизни?». Алина была в панике.


Девушка все ждала, когда же ей станет тяжело работать и она ощутит те ужасные чувства, на которые жаловались беременные подруги, — так прошло 8,5 месяцев.


«На конференциях на меня смотрели косо, но в основном женщины. Живот уже подпирает нос — а я иду со всеми продолжать веселье до глубокой ночи — и собираюсь в Грецию через пару месяцев».


Только когда муж повез меня в роддом — я вспомнила, что моя жизнь должна сейчас круто измениться, по крайней мере общество навязало мне эту мысль, и я долго готовилась к предстоящим переменам.


Но их не произошло. Через три дня, выйдя из роддома на руках с Кристиной, — я поняла, что не изменилось ничего. Мы с мужем за несколько недель сумели найти баланс — чтобы не мы подстраивались под дочь, а она под нас.


«Все вокруг говорили, что мы изверги и молодые родители в первый год должны забыть обо всем, кроме дочери», — 


смеется Алина.


Кристина выросла в залах для переговоров, игровых комнатах, кафе и фитнес-центрах — на работе у папы и в офисе мамы все обустроено для того, чтобы малышке было там комфортно.


«У мужа в офисе мы соорудили специальную качалку в небольшом закуточке — все клиенты и коллеги умилялись и удивлялись». Алина с Пашей делят по полдня опеку над дочерью. Утром, когда у Алины спортзал и прогулка с собакой, завтраками и девочкой занимается муж. Вечером, когда Паша на хоккее, Алина везде с Кристиной.


«За 4 года, что нас стало трое, я устала объяснять, почему я так мучаю ребенка. (Смеется.) Кристина — контактная, жизнерадостная и очень спокойная девочка».


Алина не скрывает — в их семье было несколько тяжелых для них с Пашей моментов, связанных с ранними периодами развития дочери. В них они активно прибегали к помощи бабушек-дедушек, есть знакомая няня — но к ее услугам героиня обращается очень редко.


«Ребенку, даже маленькому, нужно не так много, как думают безумные мамаши, и если с ним поехать на Алтай или за границу или взять лишний раз с собой на встречу — малышу это пойдет только на пользу», — считает Алина.


«Я знаю некоторых мам, которые по три года просиживают пятую точку в декрете, при этом их дети в развитии на порядок уступают моей дочери — она привыкла к цыганщине», — смеется девушка. Кристина за свои 4 года объездила с родителями 7 стран, первое путешествие состоялось в 3,5 месяца.


Наша героиня высказывает идею, которая стоит в основе ее философии: «Я все 4 года материнства жила с мыслью, что муж для меня важнее ребенка, я его как будто больше люблю. Что именно он мой партнер по жизни, мой ангел-хранитель, а для Кристины мы только этап ее долгой и счастливой жизни».


Молодая мама считает, что дети приходят в нашу жизнь, чтобы мы могли им все дать — а потом отпустить. И от этого стать богаче.


Кристина сидит на интервью рядом с нами на диване и усердно разрисовывает черно-белого Микки на местных раскрасках. Пару раз за полтора часа она, конечно, отвлекает Алину, спрашивает, можно ли заказать еще коктейль и где туалет. Девочка смотрит очень осознанно, на ключевых моментах беседы перестает водить карандашом по бумаге и с восхищением глядит на маму. Видно, что она для нее идеальный пример.