«На меня смотрят как на сумасшедшую»

Красавица-вегетарианка, помогающая покинутым бабушкам, — о страхе перед старостью, скрытом эгоизме и взаимопонимании с любимым мужчиной

Все фотографии
Хрупкую Екатерину Соснову можно принять за выпускницу модельной школы, но у девушки совсем иные приоритеты — она руководит благотворительным фондом. Вместе с другими волонтерами Екатерина помогла не одному пенсионеру спастись от голода и мошенников. В интервью корреспонденту SHE она рассказала о трудностях в неизбежном общении с чиновниками и врачами, смерти подопечных и осуждении окружающих, а также поведала, что она ценит в мужчине рядом.

Справка: Екатерина Соснова — родилась 13 января 1988 года в Новосибирске. Закончила СибУПК по специальности «реклама», работала маркетологом в крупных компаниях, в том числе в IKEA, сейчас — копирайтер-фрилансер. В конце 2013 года организовала благотворительный фонд «Евдокия», помогающий покинутым пенсионерам Новосибирска — от покупки продуктов и ремонта в домах до спасения от мошенников. Есть молодой человек.

Был ли у вас в жизни какой-то переломный момент, после которого вы решили — буду помогать бабушкам и дедушкам? Почему не детям или животным?

Три года назад я встретила в переходе 90-летнюю Валентину Федоровну. У нее была очень непростая история: внук продал квартиру, и ей пришлось снимать жилье в 90 лет. Еще у нее на руках оказалась недееспособная дочь. В общем, потребности у бабушки были — от продуктов до мебели. Раньше я помогала знакомым бабушкам и дедушкам, но здесь я понимала, что сама не справлюсь, к сожалению. Ну и закрутилось — после того как создали группу «ВКонтакте» для помощи ей, начали обращаться другие люди с просьбами помочь покинутым старикам… Не то чтобы мне всегда хотелось помогать именно бабушкам и дедушкам. Просто так совпали звезды — встретила эту бабушку. Если бы встретила ребенка, может, все сложилось бы иначе.

Какими историями вы особенно гордитесь?

Я вообще не горжусь никакими историями. Считаю, что гордость — не то чувство, которое стоит в себе взращивать. К тому же я редко рассказываю истории бабушек и дедушек, потому что люди очень любят судить, оценивать и говорить — вот этот старик неправильно жил, и я не готов ему помогать.

Мы работаем не как соцзащита, у которой есть перечень, как и чем они могут помочь. И каждого старика они подстраивают под этот перечень, в итоге часто говорят: «Это не в нашей компетенции». Мы выслушиваем пенсионера и дальше думаем, что мы можем с этим сделать. Недавно бабушке мы установили туалет. Сейчас будем прочищать Иосифу Александровичу печку, крышу надо делать. Многие организации мне говорили, что старикам помогать немодно, и первое время у меня по этому поводу был шок. Я верю, что это можно изменить. Кто-то же в первый раз помогал детям. Быть первопроходцем, конечно, очень сложно, но не невозможно. Кстати, 90 % того, что нужно старикам — это просто внимание.

Вам часто приходится общаться и договариваться с чиновниками, спонсорами, какими-то мошенниками, да и пенсионеры — не самые простые люди, как правило. Как сохранить стрессоустойчивость?

Сложно справляться иногда с эмоциями. Иногда прихожу домой после тяжелого дня, сажусь, как этот упоротый лис с картинки, который смотрит в одну точку. Те, кому мы помогаем, иногда смотрят на меня, как на сумасшедшую, не понимают: зачем ты им помогаешь, когда сама не решила свои материальные вопросы.

Квартира, например, у меня съемная, езжу я на маршрутке. Но вопросы с деньгами можно решать вечно: кому-то на тушь для ресниц не хватает, кому-то — чтобы на Мальдивы съездить. (Смеется.)

Но вот кто-то стесняется принимать помощь, а кто-то наоборот — прихожу к бабушке с продуктами, а она мне: «Катя, я открыла счет в банке, вот реквизиты, купите мне еще одну квартиру». Нужно объяснять, что есть какой-то лимит.

Есть мнение, что альтруизм — это замаскированный эгоизм. Что думаете об этом?

Да-да, очень многие сидят на этом наркотике: я такой хороший, я молодец, я помог. Я порой сама себя ловлю на этом, но я по рукам себя бью — это не ради этого должно быть. Почему часто смена волонтеров происходит? Потому что человек получил удовольствие от своей важной работы, а дальше ему неинтересно, он уходит. К тому же эта работа не только не оплачивается, но и приходится тратить свое время, средства.

У многих на уровне эмоций все и остается, они пишут мне: «Ой, как мне бабушку жалко, пойду поплачу». А действия конкретные предпринимать не каждый может.

Вы привязываетесь к старикам? Трудно справляться с эмоциями, когда помочь не удается и они умирают?

Не так давно я поняла, что рано или поздно мы всех этих бабушек и дедушек похороним, что нужно запасаться силами. Как бы это ужасно ни звучало, но это нормально, что человек 90 лет умрет быстрее, чем 27-летний. И что я скорее окажусь на его похоронах, чем он на моих. Но я хочу подчеркнуть, что я воспринимаю это не как данность. Я иногда срываюсь и рассказываю историю с Домом милосердия... Смысл в том, что сотрудники Дома милосердия мне говорят, что подопечные туда поступают, чтобы уйти в мир иной, и здорово, если они поскорее уйдут, потому что они скоро встретятся с Богом. Когда мне говорят врачи, государственные органы — ну что вы хотите, ей 90 лет, пусть ложится и умирает — я не могу это принять, а буду делать все, что в моих силах, чтобы вылечить человека.

Старости не боитесь?

Я вообще не боюсь старости. Я рада, что мне 27, а не 17, когда было ощущение, что мир какой-то враждебный. Сейчас я из года в год становлюсь все счастливее, прогресс идет, и в 90 лет буду самым счастливым человеком на свете. Здоровье, конечно, не вечно, но я пытаюсь предпринимать какие-то действия — в связи с этим я пришла к вегетарианству, к йоге, медитации. Ну у меня прибавится морщин, что-то деформируется… Но важно себя гармонично ощущать.

Ваш молодой человек тоже вегетарианец? Готовить не требует?

Да, я это очень ценю. Но если бы он был не вегетарианцем, я бы не перестала с ним общаться. Готовить — требует. (Смеется.) Просто он не всегда, когда идет на работу, может найти в меню какие-то вегетарианские блюда.

К слову, в компании я вообще до последнего молчу, что я вегетарианец, потому что стоит заикнуться — начинаются долгие споры, никому не нужные. Как и в случае с благотворительностью. Начнешь объяснять — только негативно к себе настроишь.

Среди женщин распространено сравнивать себя с другими. Узнают, что я девочка-вегетарианка, занимающаяся благотворительностью, и начинают говорить, что я занимаюсь бредовым делом.

Мне немного жаль таких людей, потому что они ни в себе, ни в других не ценят индивидуальность.

Какие-то обыкновенные увлечения у вас есть? Кино, путешествия?

На путешествия пока нет времени и денег… А что насчет кино — по большей части я жалею, что я сходила в кинотеатр и потратила 500 рублей и 2 часа времени на какой-то глупый фильм, вместо того чтобы заняться чем-то более полезным.

Что в мужчине для вас важнее всего? Чтобы разделял ваши убеждения?

Человечность. Если бы мужчина не понимал, что и для чего я делаю, — нам было бы непросто общаться. Часто сталкиваюсь с тем, что девушка хочет помогать нам, а ее муж против того, чтобы она отдала какие-то старые свои вещи для какой-то бабушки. Не знаю, как они живут, у нас такого нет.


Мария Морсина
Фото 1, 2 — предоставлено героиней, 3 — автора
Прочтений: 49 927
Комментариев: 242
Читайте также:

В пух и перья: выбираем идеальный лук на осень

21.09.2018 Стилист сравнила 10 осенних образов и пришла к неожиданным выводам
Прочтений: 3991

Раскатали губу (фото до и после)

20.09.2018 Архитектор, которая учит молодеть: о том, как сгладить носогубку горячими ложками и морщинах зависти
Прочтений: 19448

«Зачем мне мужчина, который на порядок ниже меня»

19.09.2018 Королева красоты, которая убирает мусор с городских улиц, — о добре ради пиара и нелюбви к толстым
Прочтений: 43208