«Это нормально, когда мама летает на вертолете»

Шикарная блондинка-вертолетчица с 2,5 высшими образованиями — о страхе перед полетами, женских слабостях и секретах 20-летнего брака

Все фотографии
Если вы застряли посреди заснеженного острова на реке после аварии с самолетом, то с неба на вертолете спустится стройная красавица-блондинка и спасет вас. Больше похоже на сценарий голливудского фильма, но это реальный случай, произошедший нынешней весной в Новосибирске. Мастер спорта по вертолетному спорту и чемпион Европы Ирина Диденко рассказала корреспонденту SHE, как перешла от психологии к полетам, зачем ей два с половиной высших образования и в чем секрет семейного счастья — в этом году они с мужем будут праздновать 20 лет со дня свадьбы.

Справка: Диденко Ирина — мастер спорта по вертолетному спорту, победительница открытого чемпионата Бельгии и Германии 2013 года, серебряный призер Кубка Англии по вертолетным гонкам; налет около 350 часов на вертолете Robinson R44. Родилась в украинском городе Кременчуг, вскоре с родителями переехала в Ноябрьск Тюменской области. Поступила в физматшколу новосибирского Академгородка, затем на экономический факультет НГУ. После окончания работала в налоговой службе, далее получила высшее юридическое образование в Томске («уголовное право»), затем проучилась 3 года в Новосибирском гуманитарном институте на факультете психологии. Вместе с мужем владеет предприятием ООО «ГофроМастер». 38 лет, есть дочь 12 лет и сын 10 лет.

По всей видимости, вы очень много успели, прежде чем прийти в вертолетный спорт…


Да, но я бы не сказала, что я бросаюсь в стороны и не могу найти себя. Просто в разные периоды жизни увлекают разные вещи. Когда я окончила университет и проработала на госслужбе — в налоговой — несколько лет, поняла, что не хочу быть ни бухгалтером, ни экономистом, что это вообще не мое. У меня муж тоже заканчивал университет — мы там познакомились и поженились, он на 2 года меня старше учился — и мы решили заниматься бизнесом. Начиналось все с того, чтобы купить и продать коробки, но в итоге все это переросло в производство. Честно говоря, я не люблю рутину, сидеть и корпеть над чем-то, зато могу принимать решения.

Бизнес продолжал развиваться, а у меня появился интерес к уголовному праву. И я, как вечный студент, поступила на юридический в Томске в 2002 году на заочное — было интересно поработать в правоохранительных органах… Так уж сложилось, что за это время я родила двоих детей — сначала один ребенок со мной на сессию ездил, потом второй. (Смеется.) Когда я закончила [обучение], встал вопрос — каким образом я это образование буду реализовывать. Понимала, что, имея двоих детей, я не могу себе позволить работать на такой жесткой должности, требующей столько времени… Потом я, кстати, еще училась в НГИ на «Психологии» 3 года, но начала летать и просто не успела написать диплом. Но вот там я и не планировала обязательно заканчивать институт, я пришла туда с целью самопознания. И если второе образование еще никому не помешало, то третье вообще расширяет сознание. (Смеется.)

А как вертолеты пришли в вашу жизнь?

Вертолеты включились, видимо, когда у меня расширилось сознание от третьего образования. У нас очень хороший друг начал летать на самолетах, на Як-52, и я страшно ему завидовала. Но у меня не было финансовых возможностей летать, а потом я была кормящей матерью, какие уж тут самолеты. В 2011 году у нас появился вертолетный клуб «РосИнсталАвиа», я туда пришла со словами — я выучусь и буду летать. У меня был подарочный сертификат на 10-минутный полет, а обучение мне муж подарил на 35-летие.

Когда вы уже стали ездить на соревнования?

В 2013 году поехала на первый старт на чемпионат России. Только когда выходишь на старт — понимаешь, что это такое. Мне казалось, что я не волнуюсь. И вот я пролетела одну 50-метровую линию — а их там четыре, — поняла, что руки-ноги трясутся, ошибки в упражнениях… Когда села, было штрафов на минус 25 очков. В следующий раз я уже не была так опрометчива, такого высокого мнения о себе. Первый старт выявляет ошибки в упражнениях, их можно выявлять бесконечно, потом работать над собой.

Какими трюками вы гордитесь?

Это фристайл на вертолете, когда все на предельном режиме! Также воронка передняя, задняя, «качели» просто обожаю, разворот на горке, когда надо посадить вертолет в режиме выключенного двигателя — это значит удерживать винт в раскрученном состоянии в определенных режимах за счет набегающего снизу потока, т.е. такое контролируемое падение.

А поковыряться в вертолете можете?

Могу выполнить предполетный и послеполетный осмотр, могу его заправить, проверить масло, могу слить топливо — все, что необходимо по эксплуатации. А ковыряться в вертолете нельзя, это же не автомобиль.

Можно ли вообще описать словами, что вы чувствуете, находясь в небе?

Наверное, меня поймет только пилот, только человек, который близок к небу. Это даже не восторг, это больше. Будто тебя вывернули наружу, и ты воспринимаешь эту жизнь таким [вывернутым].

Это нельзя описать привычными органами чувств, ты чувствуешь самим сердцем все, что происходит вокруг. Когда я в небе, то будто попадаю в трехмерное пространство. Я не представляю, как можно не летать теперь.

Семья поддерживает вас, не отговаривает?

Дети со мной летают. Причем такое ощущение, что для них это нормально — когда мама летает на вертолете. Гордятся, конечно, моими вертолетными заслугами, всегда меня поддерживают, тоже стремятся достигать результатов, но в сфере своих интересов. Дочь, например, конным спортом занимается, говорит: «Я буду как мама». А муж меня очень давно знает, я не тот человек, которого можно отговорить. Если я решила и пошла, тут уже бесполезно. Он и сам научился летать, мужское эго сыграло — не могу себе позволить не летать, когда моя жена летает. (Смеется.) Вот он любит стрелять по тарелкам, говорит: «Хочешь, научу, чемпионкой станешь!». Но я не хочу.

В чем секрет семейного счастья, на ваш взгляд, — вечные компромиссы?

Компромисс — это хорошая вещь, но он должен быть осознанным. Он не может быть постоянным, не нужно жертв, мы должны не забывать, что у нас жизнь одна.

Я и детей так воспитываю — уделяю им не все свое время, зато эмоционально качественно. Можно весь день находиться возле ребенка, но при этом не дать ему ничего.

Можно раздражаться на мужа, который поздно приходит домой с работы. Я тоже через это проходила. Когда дети были маленькие, я часто была раздражена. Но, наверное, и учеба на «психологии» дала понять — важно не забывать о себе. Когда ты наполнен — ты многое можешь дать, когда ты пустой — ничего… тебе нечем делиться, если у тебя чаша пустая.

Детям говорю, что хотела бы, чтобы они самостоятельно принимали решение, к чему стремиться. Пока мои дети сами не формулируют свой выбор, но они еще маленькие.

Не могу не вспомнить тот случай со спасением пилота и пассажира легкомоторного самолета с острова Кораблик — откуда в вас столько мужества?

Это все спорт: тренировки придали слаженности в действиях, а выступления на соревнованиях дали эмоциональную подготовку. Мы всегда там в стрессовых ситуациях находимся — на тебя смотрят тысячи глаз, не хочется ударить в грязь лицом. А здесь то же самое — стрессовое эмоциональное состояние. И я эту проверку для себя оцениваю на пятерку. С другой стороны, я просто выполняла свой долг, старалась помочь людям, попавшим в беду. Услышала сигнал SOS от диспетчера и поспешила на помощь.

Что еще у вас из мужских качеств? А женские слабости есть?

Многие подруги говорят, что я рассуждаю как мужчина, логически. А женские… У меня куча каблуков, просто не могу пройти мимо туфель. Сейчас перешла на более плоскую подошву — это стало вовремя модным, как раз тогда, когда я сломала крестец, катаясь на лыжах, и мне нельзя было носить каблуки.

Значит, предпочитаете активный отдых?

Да, и привлекаю к этому детей. Саша в 1,5 года в первый раз встал на лыжи, а Настя — в 3,5. Сейчас они прошли у меня первый курс дайвинга. Самое экстремальное было, когда мы в клетке погружались к белым акулам, это было на юге Австралии.

При этом вы шикарно выглядите. В чем секрет?

У меня очень хороший друг-парикмахер, хожу периодически к косметологу. Что касается фигуры — занимаюсь спортом, балансирую между йогой, силовыми упражнениями, растяжкой.

Готовить любите? Ограничиваете себя в чем-то?

Больше всего люблю готовить борщ, его надолго хватает, и у меня он очень хорошо получается.

Поесть я люблю, могу побаловаться в том числе фастфудом. Но если я позволила себе слабости, периодически провожу разгрузочные дни, иногда голодание.

Семья, бизнес, спорт, а вы еще и решили организовать полеты для летчиков — ветеранов авиации и курсантов…

Это День Победы навеял. Но я не считаю, что это благотворительность — это реализация моих душевных порывов. Это мне близко по духу, и это интересно будет всем пришедшим — в душевной компании пообщаться про небо, полетать, обменяться историями. Надеюсь, все пройдет хорошо, и мы постараемся каждый год такие полеты проводить.

Ирина, а чего вы боитесь, раз уж не боитесь летать?

А кто сказал, что я не боюсь летать? Летать мне страшно. Как раз этот страх помогает мне вовремя останавливаться, чтобы не нарушить пределы, не выйти за рамки. Научиться правильно поступать в экстренных ситуациях и работать над собой. Хорошо, что страх есть, иначе была бы полная безбашенность.

Что самое страшное? А я не думаю об этом, я не жду черного дня. Если ждать — то он обязательно наступит.


Мария Морсина
Фото предоставлены Ириной Диденко
Прочтений: 47 113
Комментариев: 177
Читайте также:

«Сделать грудь было необходимо»: пухлая школьница превратилась в сексапильную звезду

21.09.2018 Сибирячке уже в 12 лет поставили диагноз ожирение, но она похудела на 40 кг и напугала завистников
Прочтений: 29305

В пух и перья: выбираем идеальный лук на осень

21.09.2018 Стилист сравнила 10 осенних образов и пришла к неожиданным выводам
Прочтений: 19073

Раскатали губу (фото до и после)

20.09.2018 Архитектор, которая учит молодеть: о том, как сгладить носогубку горячей ложкой, и морщинах зависти
Прочтений: 23473